S. DALI R.
Название: Кимоно и зонт
Автор: S. D&LI R.
Бета: WTF Hunter x Hunter 2016
Размер: миди (4348 слов)
Пейринг/Персонажи:
Фейтан
/
Каллуто Золдик
Категория: слэш
Жанр: Драма, флафф
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС; ОС; отравление; фанон; безобоснуйность
Краткое содержание: Каллуто облажался перед Фейтаном
Примечание: все персонажи, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними
Размещение: запрещено без разрешения автора

Идти ночью к заказчику было плохой идеей. Нужно было ему позвонить и отчитаться устно, а после попросить перечислить доплату на свой счет.
— Эй, милочка, не хочешь развлечься? — Как и ожидалось, слишком много разного сброда обращает на него внимание по ночам.
Почему его всегда принимали за девчонку? Ну да, мать всегда одевала его в девчачьи кимоно, воркуя над тем, какой он в них красивый и как они ему идут. Когда он вышел в мир и освободился от опеки матери, то попросту не смог одевать ничего другого. Одежда казалась ему не такой изящной, красивой, и обнажала больше, чем следовало показывать. Да, возможно, все, что мать втолковывала ему в голову не прошло даром, но как бы там ни было — кимоно ему нравились. Его техника боя рассчитана как раз на кимоно и длинные рукава, создававшие дополнительное движение воздуха. И настолько же красиво, как и смертоносно.
Было бы, если бы Каллуто не увидел его.
Сколько времени он наблюдал за Фейтаном — одним из банды Геней Редана — ни разу не видел его умений, чтобы примерно составить впечатление. Прослушка не помогала — тот всегда находил бумагу и сжигал, куда бы Каллуто ее ни прятал. Иногда, когда они сталкивались, Фейтан на него смотрел и криво улыбался. Каллуто не мог удержаться и не смотреть — Фейтан постоянно притягивал к себе взгляд.
Оставив бесплотные попытки в погоне за ответом, Каллуто занялся собственными тренировками. Среди всех членов Геней Редана он был самым слабым. Даже Шизуку с виду выглядела глупо, но с ней по силе Каллуто не мог сравниться.
— Что молчишь? — кинул ему вслед один из выпивох, и Каллуто поспешил скрыться с их глаз. Не столько потому, что боялся, за себя, сколько за то, что не удержится от соблазна и убьет их всех. Мать всегда говорила, что не стоит делать то, за что тебе не заплатили. А он, уставший с задания, еще выйдет из-под контроля, натворит дел, а потом замучается заметать следы.
Можно было добраться до гостиницы по крышам, но Каллуто не хотел порвать кимоно. Это было весьма сложно, при его умении передвигаться бесшумно и быстро, но Каллуто хотел перестраховаться.
Шаги от дзори эхом отдавались на тихой улочке. Слабый свет фонарей перекрашивал темное кимоно с белыми журавлями в цвет боли, стекая к подолу и исчезая на темном асфальте.
От взгляда в спину Каллуто чуть сбился с шага, но продолжил путь. Жажда убийства скользнула по коже, сворачиваясь острым игольчатым клубком. Каллуто не любил маньяков. Мало того, что от них ужасно пахло, так еще и много крови оставалось — они никогда не хотели умирать быстро.
Воспоминание о первом своем убийстве Каллуто запомнил еще в четырехлетнем возрасте. Мать тогда наказала ему убить разыскиваемого преступника любым доступным для него способом. А желательно принести его голову. Каллуто принес, правда, новое кимоно запачкал его кровью, пока отрезал голову и тащил в подоле. Он долго не мог перерезать горло и пришлось ломать шейные позвонки. Мужчина успел забраться своей ладонью под кимоно и облапать, прежде чем Каллуто вырвал ему сердце. Каллуто чувствовал его запах, вонь из рта, похотливое желание вперемешку с жаждой убийства, и поначалу растерялся, запаниковал. Но когда к нему полезли целоваться, Каллуто собрался и убил. И в тот момент почувствовал, что может за себя постоять, главное, не подпускать близко к своему телу. Каллуто возненавидел прикосновения к себе.
Кимоно — яркого, цветастого, с голубыми бабочками — было жалко до сих пор.
Дыхание — частое, прерывистое — приблизилось. Несколько домов отделяло маньяка от Каллуто. Нужно поспешить, иначе опять он убьет без личной выгоды для себя. С другой стороны, ему необходимо размяться и проверить новую технику, на задании шанса так и не представилось.
Каллуто ускорил шаг. Ветер ударил в лицо, волосы разметались, закрывая обзор. Он прикрылся ладонью, услышав за спиной приближающееся чудовище. Оно громко зарычало и прыгнуло.
Каллуто обернулся.
Никого.
Дыхание сбилось, когда справа в переулке замерла тьма. Она следила алыми углями глаз за каждым движением, выжидая удобный момент для нападения.
Глубоко вздохнув, Каллуто вытянул веер из рукава. Он не отрывал взгляда от затаившейся тьмы.
Вокруг сгустилось чужое нэн. Оно царапало кожу, проникало под одежду, окутывало сталью.
Шикигами не могли подобраться близко — им мешал барьер. Каллуто отступил на шаг. Пятка соскользнула с подошвы и одновременно произошло несколько вещей.
Шикигами были уничтожены за секунду. Чудовище выбралось из укрытия. Каллуто неловко взмахнул руками и упал.
Перед глазами мелькнула тень и все стихло.
Оглушительная тишина накрыла с головой. Каллуто открыл глаза — перед ним маячила чья-то спина. Довольно знакомая спина.
— Фейтан…
Он обернулся и наградил равнодушным взглядом. Каллуто прикусил губу. Все понятно без слов — облажался. И ладно если бы перед кем-то другим. Перед Фейтаном меньше всего хотелось показать слабость и неопытность.
— Подержи, — Фейтан протянул ему раскрытый зонт и скрылся.
Каллуто ничего не успел сказать. Он сидел в луже весь мокрый, с саднящими рукой и коленом, и держал в руках зонт. Его зонт.
С какой-то обреченностью Каллуто поднялся. Он испортил о себе все впечатление. Теперь за годы не исправить дурацкой ошибки из-за посторонних мыслей.
Никогда… Ему никогда не приблизиться по силе и способностям к Фейтану.
Старший по команде, он заинтересовал Каллуто сразу же. Рядом с ним Каллуто чувствовал себя в безопасности и иногда позволял себе немного больше, чем стоять рядом. Каллуто незаметно касался Фейтана, иногда задевал его ладонь или плечо, вдыхал его запах, вслушивался в интонации голоса. Изредка, когда они склонялись над планом какого-нибудь здания, опирался на него. В такие моменты он был намного ближе к объекту своего изучения.
Увлеченность чьей-то силой могла плохо закончиться. Мать всегда твердила, что Каллуто должен интересоваться кем-то, но только до тех пор, пока не прирежет побежденного противника, а потом можно искать новое увлечение. Убивать Фейтана было неплохой перспективой, но и по началу Каллуто строил планы, но через несколько дней все сменилось невообразимо фанатичным влечением на грани влюбленности. О нем даже снились сны, в которых Фейтан раздевался, позволял к себе прикасаться в любом месте, и медленно, но верно увлекал Каллуто в поцелуи. Чем они продолжались и оканчивались, Каллуто не знал — просыпался раньше. Фейтан из снов и Фейтан в реальности были совершенно разными, но такими притягательными, что Каллуто не мог допустить и мысли о том, чтобы внять совету матери.
Убить Фейтана? Да, это было бы здорово — Каллуто себе даже представлял подобное, но все было слишком сложно. Например, Фейтан был не по зубам. Каждая фантазия подобного представления их мнимого боя всегда заканчивалась смертью Каллуто.
Позади раздался рев. Оглушительно хрустнули кости, плоть с неприятным звуком упала, поднимая брызги.
Запахло кровью.
Каллуто повернулся и встретился с горящим взглядом Фейтана. По спине пробежали мурашки и оторваться от него Каллуто не смог. Разорванная на груди белая рубашка висела клочьями. Волосы, до этого уложенные гелем, растрепались. Грудь часто вздымалась, хотя Фейтан вряд ли напрягался — для него это чудовище было слабым, не то что для Каллуто.
— Вот, — Каллуто протянул раскрытый зонт, глазея на Фейтана и запоминая его новый образ до мелочей.
Каллуто сделал шаг навстречу, но слишком поздно понял, что-то не так. Ремешок правой сандалии разорвался и нога по лодыжку опустилась в лужу. День невезения продолжался. Каллуто окончательно расстроился. Мало того, что слабым увидели, так еще и грязным неряхой.
Фейтан взял зонт, на мгновение соприкоснувшись пальцами, от которого разрядом прошибло все тело.
— Как ты меня почувствовал?
Каллуто не сразу услышал вопрос, поглощенный собственными ощущениями. Фейтан недовольно кривил губы, лохматил волосы и смотрел в сторону переулка.
— Я эту тварь два дня выслеживал, скрывал свое присутствие, а ты меня раскусил, едва я к тебе приблизился.
Каллуто непонимающе смотрел на него, потом опомнился и поспешил убраться из злополучной лужи.
— Неважно — как, — ответил Каллуто, пытаясь скрыть смущение. Он склонился и отжал подол кимоно. Снимать таби он не рискнул — мало ли кто ходил по этой дороге и какие жидкости тут смывал дождь помимо крови. — Считай, это семейное — чувствовать опасность, даже если она направлена на другого.
Некоторое время Каллуто смотрел на разорванный ремешок, прикидывая: попытаться заделать или снять второй и пойти в носках.
— Ты далеко остановился? — спросил Фейтан.
— Не очень.
— Я провожу.
Прежде чем Каллуто успел понять смысл слов, на него накинули пиджак и с необычайной легкостью подхватили на руки. Сердце как с цепи сорвалось, заходясь в груди частым стуком. Каллуто прижал ладони к груди, замирая и боясь, что его могут услышать.
— Может, лучше я на спину? — тихо пискнул он и удивился собственному голосу.
— Будет неудобно.
Каллуто кивнул и постарался не шевелиться, чтобы не доставлять проблем.
От Фейтана пахло кровью. Каллуто подозревал, что Фейтан с кем-то встречался, но старался не обращать на приглушенный запах алкоголя и секса внимание.
— Ты говорил, что следил за этим монстром.
Какой же он глупый, спрашивать об этом прямо сейчас. Нужно наслаждаться моментом, потому что они близки почти на интимном уровне. Каллуто даже может опустить голову ему на плечо, почувствовать как бьется сердце в груди, ощутить каждый вздох.
— Пришлось маскироваться, — спокойно ответил Фейтан, прижав его к себе сильнее, когда они вышли из переулка. — Эта тварь успела тут сожрать пятерых, прежде чем попалась мне на глаза. Думал, она за гопниками охотится, потому что легче поймать, а оказалось — невинные переодетые мальчики привлекают.
Каллуто обиделся — вовсе он не невинный. Почему его всегда таким воспринимали? И в Пауках он уже больше года, а все равно туда же.
— Я знаю, что на меня многие пялятся, — сказал Каллуто, натягивая пиджак и пытаясь прикрыть кровавые пятна на белом вороте и шее. — Но мне нравятся кимоно. Плюс, жертвы всегда ошибочно оценивают мою силу. — И поспешно добавил: — Я могу за себя постоять.
Ну да, может. И показал это минут двадцать назад красивым пике в лужу.
— На что ты отвлекся?
— Вспомнил первое убийство, — нехотя ответил Каллуто и поежился. Вновь показалось, что кожи касаются жирные потные пальцы, чтобы разорвать его плоть.
Фейтан посмотрел на него, но вернулся к дороге:
— И каким оно было?
— Все было ужасно, — выдохнул Каллуто.
Комната в гостинице располагалась на седьмом этаже. Фейтан доставил прямо в номер. Опустил у самой двери, захлопнув ее ногой. Свет включился автоматически.
— Спасибо, — поблагодарил Каллуто. Сняв таби, Каллуто бросил их на ходу в ванну: — Можешь располагаться, пока я себя в порядок приведу… если не спешишь никуда.
Каллуто зашипел сквозь стиснутые зубы — раны, которые он мог перетерпеть, заболели с новой силой. Прихрамывая, он кое-как дошел и закрылся, чтобы привести себя в порядок.
Когда он вышел в гостиничном махровом халате, постоянно поправляя пояс и пытаясь запахнуться сильнее, Фейтан сидел в кресле и рассматривал свою порванную рубашку. От каждого движения на спине под кожей перекатывались мышцы и Каллуто невольно залюбовался. Он рассматривал и медленно приближался. Не хотелось случайно напугать Фейтана, хотя вряд ли это вообще возможно — он наверняка уже заметил приближение. В итоге Каллуто тихо сказал:
— Я закончил.
— Отлично. — Фейтан отложил рубашку, поднялся и повернулся.
У Каллуто сбилось дыхание — перед ним стоял объект обожания, и спереди он выглядел еще красивее, чем со спины. Хотелось подойти и накрыть его грудь ладонями, почувствовать упругость мышц, провести вниз, по кубикам пресса, завести ладони на поясницу и прижаться всем телом.
— Тогда я схожу, если не против.
Каллуто облизнул губы и кивнул:
— Я поищу во что переодеться.
Полуобнаженный Фейтан был поистине слишком гипнотизирующим зрелищем, к которому Каллуто не был готов. Одно дело, когда видишь Иллуми в полотенце после душа, у него тело тоже весьма накачано, и совсем другое — тело Фейтана.
Когда все успело зайти так далеко?
— А у тебя есть?
— Найду, — с вызовом ответил Каллуто и пошел в спальню. За спиной закрылась дверь в ванну, шум воды наполнил комнату звуками.
Каллуто сел на кровать и закрыл лицо руками. Господи, ему никогда не было настолько стыдно за то, что он просто смотрел. Хотя какое «просто смотрел»? Он откровенно пялился на Фейтана, беззастенчиво рассматривая изгибы его торса. И ко всему прочему фантазировал.
Интересно, где у него татуировка с пауком? На колене, бедре… Ягодице?
Он замотал головой. Нет-нет, только не стоит думать об этом сейчас. Нашел время! Лучше поискать одежду.
В шкафу не было ничего подходящего. Не предлагать же ему кимоно, в самом деле. Каллуто жалел, что не приобрел на всякий случай хотя бы пару маек и штанов, сейчас они бы очень пригодились.
— Вижу, выбор у меня небольшой, — раздалось у самого уха. — Кимоно или кимоно.
Каллуто бросило в жар. Фейтан стоял слишком близко — мокрый, разгоряченный, — и пах яблочным мылом. Каллуто собрал всю силу воли в кулак и попытался ровно ответить:
— Зато они красивые. — Глубоко вздохнул и продолжил: — И мне нравятся. Всегда мечтал посмотреть, какое кимоно тебе…
Каллуто замолк. Ну вот, размечтался вслух. Да что с ним такое?! Он же никогда раньше не говорил ничего лишнего. Он вообще был не особенно разговорчив. Так что теперь изменилось? Почему несет всякую чушь?
— И что бы ты мне предложил?
Каллуто оглянулся, но в поле зрения попались живот и кромка полотенца. Уж лучше на кимоно в шкафу смотреть. Глубоко вздохнув, Каллуто достал свою черную юката с красными листьями клена. Женское, конечно, но так хотелось, чтобы именно в нем был Фейтан. Он все равно не разбирается в них.
— Красиво, но мне что попроще, — не оценил Фейтан.
Каллуто тяжело вздохнул. Все, что у него было — только кимоно, либо — взгляд упал на сумку в углу, оставленную Миллуки — это. Миллуки приехал недавно на какой-то слет отаку, и ему было негде остановиться. Сказал, что не будет надоедать, просто вещи оставит и через пару дней заберет, когда слет закончится. У Каллуто не было привычки лазить по чужим вещам, но это ведь не считалось чужим, если вещи принадлежали брату?
— Мне кажется проще убить кого-то из прислуги и отдать тебе одежду, — обреченно выдохнул Каллуто.
— Незачем привлекать лишнее внимание, — ответил Фейтан и пошел к телефону.
Каллуто присел возле рюкзака Миллуки и осторожно потянул за молнию. Содержимое повергло в шок. Каллуто тут же закрыл рюкзак и запихал как можно дальше под кровать, чтобы на глаза вовсе не попадался. О такой стороне брата он знать вовсе не хотел, как и о всем назначении этих предметов и для кого они покупались.
В шею у кромки волос выдохнули, а потом теплые губы коснулись позвонка, вызывая дрожь во всем теле.
— Фейтан? — голос подвел. Страх прокатился непривычной волной, оседая в сознании.
— Мм?
— Что…
— Ты не представляешь, на сколько твоя шея выглядит соблазнительно в вороте всех твоих одежек, — прошептал он, касаясь губами кожи. — Так давно хотел это сделать.
Каллуто прикрыл глаза и невольно подался назад, упираясь спиной в грудь Фейтану. Его руки перехватили Каллуто, прижимая крепче.
— Не понимаю…
Почему Фейтан это делал? Он же обращал ровно столько внимания на Каллуто, сколько обращают на сокомандника. Фейтан никогда не выделял Каллуто, и был скорее равнодушным, чем заинтересованным. Каллуто никогда не замечал за Фейтаном тяги к себе.
— Больше всего мне нравится другое в тебе, — Фейтан приподнял за подбородок его лицо и развернул к себе.
Каллуто неловко повернулся в его объятиях, с интересом рассматривая его так близко.
— И что же?
— Твоя гребаная родинка. — Фейтан наклонился и поцеловал ее.
Каллуто закрыл глаза и провалился в невероятно острые ощущения: ладони Фейтана на талии и на затылке, его тело невероятно близко, а губы на коже. Казалось, что от поцелуев он плавится и еще немного вовсе сгорит.
— Как на тебя не посмотрю, вижу только ее, — глухо сказал Фейтан и снова поцеловал ее. — Она чертовски отвлекает и сводит с ума. Ее нужно запретить.
Впервые Каллуто чувствовал нечто подобное. Каждый поцелуй заставлял льнуть и желать большего.
— Невозможно, — выдохнул Каллуто, приоткрывая глаза и встречаясь взглядом с Фейтаном. — Я с ней…
Каллуто застонал, подавшись навстречу Фейтану. Его возбуждение Каллуто почувствовал настолько же ясно, как чувствовал своих шикигами — слишком отчетливо, чтобы игнорировать. Каждое прикосновение к коже, каждое движение, вздох — тело реагировало абсолютно на все. Голова кружилась от удовольствия, чужого и собственного возбуждения, и смешивалось с пульсирующей болью в ноге.
Застонав в губы, Каллуто отодвинулся, хотя больше всего хотелось продолжать.
— Что случилось?
— Больно, — ответил Каллуто, спрятав раскрасневшееся лицо у него на плече. — Меня учили отключаться от боли, и я могу вытерпеть любые пытки, яды, но это ощущается иначе.
— Где болит?
Обиднее всего было отталкивать Фейтана, когда он чувствовал то же самое, что и Каллуто.
— Нога, — выдохнул Каллуто.
Голова кружилась вместе с комнатой. Чувство пространства терялось, но Каллуто старался удержаться в реальности — он не хотел терять сознание, когда только что отдал первый поцелуй тому, кто нравился до безумия.
— Мне что-то нехорошо… Очень нехорошо… — Каллуто согнуло пополам и его вырвало под ноги. — Пожалуйста, не принимай на свой счет…
Повторно вырвало и Каллуто в который раз почувствовал себя неудачником и растяпой. Только с ним такое могло произойти. Киллуа бы такой яд точно не взял, а Иллуми бы вообще не попался.
Почему только с ним такое происходит? Все-таки Каллуто слишком слаб в сравнении со старшими братьями.
— Наверное, когти зверя были смазаны ядом, черт. — Фейтан поймал ослабшего Каллуто и помог ему добраться до кровати. Фейтан хотел уйти, но Каллуто не позволил.
— Ничего, через пару часов и со мной все будет в порядке. — Он ухватил Фейтана за запястье, потянул на себя. Пусть лучше будет рядом — так намного спокойнее. — Мой организм и не такое переносил.
Жар усиливался. Пот катился ручьями, а пальцы потеряли чувствительность.
— Ты выглядишь фигово. Нужно врача позвать.
Каллуто замотал головой:
— Все в порядке. Все же, не стоило мне пить у заказчика, — Каллуто прикрыл глаза. — Лучше было их всех убить.
— Это твоя работа на стороне? — Фейтан заботливо вытер губы вафельным полотенцем. Оно пахло хлоркой. От этого запаха тошнило еще больше.
Каллуто кивнул, совершенно не сопротивляясь, и рассказал о случившемся. Так было проще переждать, пока организм воевал с ядом. И не хотелось, чтобы Фейтан уходил. Только не сейчас, когда он рассказал, что тоже наблюдал за Каллуто.
Он вспомнил неприятного вида толстяка, чье тело заплыло жиром. Каллуто хотел как можно скорее расправиться с заказом, чтобы не пересекаться с ним. В самом конце заказчик предложил выпить за хорошо проделанную работу. Каллуто вежливо отказался. Он хотел уйти, но был вынужден остаться — слишком много телохранителей, как новички, так и довольно опытные нэн-пользователи. Каллуто трезво оценивал свои силы. С большей частью он мог управиться за пять минут — они не представляли угрозу. Однако, среди них был тот, кто мог сравниться по своей силе с опытными хантерами. И в итоге пришлось выпить злополучный бокал, чтобы его отпустили.
— Я с ними разберусь, — пообещал Фейтан, прикладывая прохладную руку к его лбу. — Он хотел тебя усыпить и добавить очередной экспонат в свой гарем.
Про гарем Каллуто тоже знал, но не думал, что его так явно захотят. Тем более заманить убийцу под предлогом задания, чтобы усыпить бдительность, огромная глупость.
— Ты весьма привлекательный, особенно в своих нарядах, — добавил Фейтан.
— Ненавижу маньяков с такими наклонностями, — зло выдохнул Каллуто и приоткрыл глаза. Фейтан никуда не собирался уходить.
— Из-за своего первого убийства? — Он обнял сильнее. Фейтан гладил его по спине и целовал в обнажившееся плечо и шею.
— Угу. — Каллуто хотел кивнуть, но сил пошевелиться не было. Рука Фейтана успокаивала и приносила облегчение. На ней было легче сосредоточиться и отвлечься от боли.
— Расскажешь?
Боль пронзила стрелой. Каллуто выгнулся, беззвучно закричал, вцепившись пальцами в Фейтана. Когда спазм прошел — зажмурился, часто задышал. Кажется, что в детстве его не так сильно выворачивало, как сейчас.
Фейтан не говорил «Все будет хорошо», «Ты справишься», «Скоро станет легче». Он размеренно гладил по спине, позволяя цепляться за себя и царапать.
— Если так больно, можешь кусать, — разрешил он подставляя плечо, — заживет. Так что там с твоим первым маньяком?
— Да, каннибал, — выдохнул Каллуто, смутно припоминая подробности. — Ему нравилось мясо «молодых», как он говорил. Как мне рассказала мама, — от нового приступа боли Каллуто ненадолго замолчал. Он не хотел пользоваться предложением Фейтана, но все больше поглядывал на плечо. — Мама сказала, что он их утаскивал в свой дом, наряжал в какие-то шмотки, долго любовался и… Вскоре убивал и съедал.
Каллуто зажмурился и прикусил губу, чтобы отвлечься от нового приступа.
— Эй, не смей. — Фейтан приподнял его и стиснул челюсть большим и указательным пальцами, заставляя раскрыть рот. — Не смей кусать себя.
— Не могу, — выдохнул Каллуто. Он хотел снова прикусить губу, но Фейтан засунул в его рот два пальца.
— Не смей, понял? — Каллуто послушно кивнул. — Я их вытащу, а ты не кусай себя больше.
Каллуто повторно кивнул. От боли он обо все забывал и вел себя слишком неадекватно. Очередной минус ему как убийце.
— Давай, устроим тебя получше.
Не успел Каллуто кивнуть, как Фейтан усадил его себе на колени. Поза была слишком откровенной, особенно когда чувствуешь едва спавшее чужое возбуждение. Особенно когда Фейтан лишился единственного куска своей так называемой одежды — полотенца. От этого осознания у Каллуто мурашки бежали по коже. О таком он точно никогда не мечтал, а тут сразу все едва ли не на блюдечке.
— Лучше?
Так было действительно удобнее. Каллуто обнял Фейтана, уткнулся лбом ему в основание шеи и затих. Фейтан же пользовался новым положением — его руки исследовали доступное тело под халатом, который давно развязался.
— Какой же ты все-таки худой, — выдохнул Фейтан, перебирая пальцами ребра. От щекотки Каллуто заерзал, но приступ боли вернул на место, заставляя впиться в подставленное плечо.
Фейтан выругался на своем родном языке, но переводить отказался, когда Каллуто попросил перевести.
— Он тебя трогал? — вернул Фейтан разговор на прежнюю тему.
Каллуто кивнул. Он сильнее сжал пальцы, чувствуя, как ногти впиваются в кожу. Еще Каллуто чувствовал, как член Фейтана упирается ему в бедро. И это отвлекало так же, как руки Фейтана, а вот разговоры только мешали, были совершенно лишними.
— Где?
— Не помню… Я растерялся, испугался, запаниковал.
Он не мог думать ни о чем другом, кроме того, что Фейтан — его сильное тело — реагировало на него.
— Тебя страховали?
Отрицательно качнув головой, Каллуто осторожно опустил ладонь и накрыл горячий член Фейтана. Осторожно сжал ладонью, провел вниз, исследуя. Сердце заходилось от волнения и подгоняло поспешить, но Каллуто не мог спешить.
— Твою ж, — и снова Фейтан сбился на свой родной язык. Он буквально вжал Каллуто в себя. Опустил руки на ягодицы, сжал их, развел, приподнимая Каллуто, опустил.
Это было настолько же хорошо, как чувствовать чужое сердце в руках — так же уплывало сознание, кружилась голова от эйфории и чувства вседозволенности. Мать не знала о его чувствах, а Каллуто их постоянно скрывал. Возбуждение с удовольствием накатывали волнами, заглушая боль от яда.
— Ты не представляешь, как долго я на тебя смотрел, — Фейтан прикрыл глаза, выгнулся, застонал, выругался. — Продолжай…
Каллуто продолжал. Ему нравилось видеть Фейтана таким, делать ему приятное и чувствовать отдачу. Хотелось, чтобы Фейтан произносил его имя, звал, кричал его и задыхался стонами. Но Каллуто был слишком неопытен во всех этих любовных делах, и чувствовал себя неуверенно. Как-то он проходил мимо комнаты Миллуки, и в приоткрытую дверь увидел, что смотрел брат… Застыв от удивления он смотрел несколько минут на разворачивающееся на экране действо, пока не услышал шаги и не сбежал как можно дальше. Не хватало, чтобы его застигли на подглядывании.
Поэтому сейчас приходилось экспериментировать и действовать наугад. Фейтан не был против и не сопротивлялся. Наверное, догадывался о том, насколько же Каллуто еще зелен.
— Вот так. — Фейтан накрыл ладонь Каллуто, задал нужный ритм, под который тот с легкостью настроился.
Даже если это всего лишь на одну ночь, Каллуто пытался взять все, что мог и запомнить. Прикосновения Фейтана к себе опаляли, заставляли поддаваться, плавиться в его руках. Тело само двигалось, из горла рвались неприличные и непривычные звуки, и боль постепенно отступала.
Обессилено упав на Фейтана, Каллуто не смог ничего связного сказать.
— Хочу пить, — сказал он через какое-то время.
Голова почти не кружилась, но слабые спазмы остались. Тело адаптировалось к яду и все, что требовалось от Каллуто — отдыхать. Он чувствовал как глаза слипаются, но старался удержаться в реальности.
— Я сейчас вернусь, — ответил Фейтан, чмокнув его в макушку, и перевернул его на спину на кровать.
Каллуто смотрел ему в спину, опустив взгляд на обнаженные ягодицы — гладкие и без татуировки. Он всего несколько минут назад к ним прикасался. Наверное, попроси он Фейтана перевернуться на спину, тот бы согласился без возражений.
Глаза слипались. Каллуто свернулся, укрываясь халатом. На губах играла довольная улыбка — он целовался с Фейтаном, был близок к нему впервые, и Фейтан не оттолкнул его. А еще — он дотронулся до лица — ему нравилась родинка, которую Каллуто никогда не любил.
— Спишь? — спросил Фейтан, осторожно тронув за плечо.
Каллуто открыл глаза и посмотрел на него. Фейтан успел надеть трусы, поэтому сильно смущаться не пришлось.
— Держи, выпей. — Он протянул стакан воды.
— Спасибо. — Каллуто выпил его весь. В голове прояснилось, жажда прошла.
Фейтан отставил стакан на тумбочку и залез в кровать. Он прижал все еще слабого Каллуто к себе, чмокнул в висок.
— Шрам на бедре у тебя от него остался? — Фейтан опять вернулся к старой теме. И когда успел заметить? Как? Ему не надоело расспрашивать о подробностях давно минувших лет?
Не ответить Каллуто не мог.
— Да. Продырявил бедро крюком — хотел подвесить как свиную тушу, чтобы разделать.
Каллуто не хотел вспоминать, но для Фейтана приходилось вытягивать все неприятные воспоминания. Боль тогда была дикой, крови слишком много накапало. Каллуто тогда думал, что лишится ноги, а потом и жизни. Он знал, что только сам может и должен выбраться, иначе никакой он не Зольдик.
— Осталось напоминание, — задумчиво сказал Фейтан.
— Почему тебя это так интересует? — спросил Каллуто, зевая. Он слишком устал за последние двое суток и организм требовал свое. — Это давно прошло.
— А что на счет твоего заказчика?
— Я бы ему голову оторвал, — зло ответил Каллуто и под очередным прикосновением Фейтана расслабился. — Медленно и мучительно, чтобы он захлебывался криками и кровью…
Каллуто вновь зевнул.
— Лучше спи.
Каллуто засыпал и просыпался несколько раз. Снилась мать. Она била посуду и кричала, что ее надежды не оправдались, и Каллуто предал ее ожидания. Что это за ожидания Каллуто не понимал, но ее крики не касались семейного бизнеса. А потом пришел Фейтан со словами «Я его забираю, если он вам не нужен» и под молчание матери увел его с собой. Мике, который выбежал их проводить к воротам, так и не приблизился, оставаясь на приличном расстоянии. Он провожал Фейтана настороженным взглядом.
В комнате было темно. Каллуто был один в постели — Фейтан ушел. В конце концов, это могло быть просто случайностью. Возможно все было лишь галлюцинацией. О Фейтане, как и его прикосновениях и поцелуях, ничего не напоминало.
Через пару минут Каллуто почувствовал запах крови, смерти, жажды убийства и страха. Он пропитал всю комнату и не пропадал. Невольно вспомнилось, как мать заперла его в подвале с человеком и сказала: «Твоя свобода в обмен на его жизнь». Каллуто долго собирался с мыслями — как это сделать быстрее, чтобы не запоминать все в подробностях. Каллуто думал, что не сможет убить, но у него на все ушло пятнадцать минут. Мать его выпустила только через двенадцать часов.
Приподнявшись, Каллуто застыл. У кровати в кровавой луже лежала голова бывшего заказчика. Вокруг нее полукругом расположилось несколько других голов телохранителей. На каждом лице застыла гримаса боли и ужаса.
Как это оказалось в его комнате?
Вошедший Фейтан ухмыльнулся. Он был в джинсах, майке без рукавов и кожаном жилете. Лицо прикрывал белый платок, заменявший высокие вороты привычной ему одежды.
— Ты принял мои слова всерьез? — уточнил Каллуто с трудом вспоминая, что ему наговорил. Радость заменила все чувства — произошедшее с Фейтаном не сон и не фантазия.
— Не люблю, когда трогают мое.
Фейтан приспустил платок с лица.
— В детских книжках, — сказал он, — чтобы рыцарю завоевать расположение принцессы, нужно было к ее ногам принести голову дракона. Прости, драконов не нашел, только жирную свинью и несколько крыс, — и пнул отрезанную голову. — Но ты же не против?

@темы: Hunter x Hunter, NC-17, Фанфикшен