20:14 

DGM. Чистая Сила

S. DALI R.
Название: Чистая Сила
Фэндом: D.Gray-man
Персонажи: Аллен, Граф, ЧО, Нои, Чистая Сила
Рейтинг: R
Жанры: Джен, Ангст, Психология, Даркфик
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Мини
Описание: Что может хранить в себе Чистая Сила? Так ли уж она является - добром? А, может, Чистая Сила - это и есть враг, о котором экзорцисты и не подозревали?
Публикация на других ресурсах: Запрещено
Примечания автора: Я честно предупреждаю, что это - дезфик!
Статус: закончен
Ссылка на фикбук

Сердце сжимается в тисках. При одной только мысли, воспоминании, прошедшем вздохе того, что произошло на глазах. Кажется, только он один выжил. И сейчас смотрел пустыми глазами в затянутое черными тучами небо. Наверное, даже оно не будет рыдать дождем над проигранной битвой. А всего лишь собирается, раздумывая: стоят ли их жизни того, чтобы оплакивать.

Стоят ли жизни экзорцистов, чтобы даже их останки не нашли среди этой груды мусора, в которую превратился Черный Орден? Стоят ли их жизни всего этого пепла выжженных жизней синхронизирующейся Чистой Силой? Которая всех уничтожила. Стерла в порошок. Оставив лишь разочарование во всем, во что он верил.

Никто не предупреждал, не думал, не гадал, что так получится. Даже Книжники ничего не могли знать. У них не было подобных знаний.

Что сама Чистая Сила, которую они защищали, которую искали, хранили, оберегали — так с ними поступит.

— ...конец...

Аллен хрипло рассмеялся. Все то, ради чего он боролся, ради чего жил... все то, что его удерживало в этом мире — уничтожено так просто и настолько легко. Всего лишь одним щелчком пальцев Графа. Никто и не догадывался, что само Сердце Чистой Силы было... в левой руке проклятого экзорциста, в котором пробудился Четырнадцатый Ной. Пробудился, чтобы занять место первого Ноя. Чтобы уничтожить Графа подвластной ему Чистой Силой, которую апостолы уничтожали с завидным упорством. Быть уничтоженными тем, что они уничтожают сами. А слабые экзорцисты, заключая негласный контракт с Чистой Силой, и не подозревали, что заключают договор с самим дьяволом. И добровольно. Через части Чистой Силы он выпивал их силу и саму жизнь, которую они перестали ценить, защищая мир от Акума. И кто бы что ни говорил, у каждого была своя цель, которую Черный Орден помогал реализовывать.

Они были нужны. Как никто другой. И они сражались со своим врагом лицом к лицу.

А потом оказалось, что враг в них самих. И Чистая Сила воспротивилась, вырываясь наружу и уничтожая все на своем пути. Сперва молот Лави разлетелся на куски, а освобожденная Чистая Сила огромной змеей возвысилась над ним и одним ударом хвоста сжала его тело. Лави закричал, когда Чистая Сила буквально заживо сожгла его, подобно священному костру Ватикана. А потом была Линали. Чистая Сила лишила ее ног. Она кричала очень долго. Звала Комуи и проклинала бога, которому доверилась. С которым когда-то заключила договор, чтобы спасти своих друзей.

Вот только ее спасать уже было некому. И даже бог закрыл глаза на ее страдания, принимая мученицу в свои холодные объятия смерти.

Мари до последнего защищал Миранду, которая на глазах старела и в итоге превратилась в пепел прямо у него на руках. Он даже не чувствовал, как из его глаз бежали дорожки кровавых слез.

Что было с Кандой Аллен не знал. Потому что тот исчез.

Наверное, тоже где-то лежит, придавленный обломками крыши. Возможно, Чистая Сила уничтожила его сразу же, не давая и секунды закричать. А может, Канда и не кричал, а просто все молчаливо терпел.

Терпел, как и Аллен, когда они с Графом дрались на развалах Черного Ордена внутри ковчега, где стены сотрясались от мощных выбросов силы.

А потом его рука соскользнула, их мечи встретились и резонанс ударил огромной ударной волной, раскидывая в стороны двух противников. Чистая Сила взорвалась пылью, оседая на нем и покрывая слоем кровавых снежинок. Его рука была разорвана в клочья. Шок от раны мешал связно думать. Но он увидел, что с Графом дела обстояли еще хуже. Его голова была проткнута собственным мечом, а половина тела валялась где-то за пределами видимости.

Сердце в груди ударило с такой силой о ребра, словно хотело вырваться.

Еще один удар последовал за первым. С еще большей силой. С еще большим рвением. С еще большим желанием. И Аллену уже не казалось. Оно было на самом деле. Его собственное сердце стучало о ребра изнутри, разрывая артерии и сосуды, выворачивая свое гнездо из легкого, и разламывало ребра, вытягивая кожу и вырываясь наружу. Чистая Сила, когда-то залатавшая рану в его сердце от руки Тикки, теперь вырывалось изнутри.

Дыхание сбилось еще при первом толчке. Удар был не столько сильным, сколько неожиданным, резким. И не верилось... не хотелось верить, что и его настигнет та же участь, что и друзей.

Рука, которая когда-то служила людям — была сломана и ныла. Иногда по нервным окончаниям проходили судороги, и пальцы вздрагивали. Но ни пошевелить, ни согнуть, ни что-либо сделать невыполнимо. Рука, которая помогала акума — была опечатана листками Линка, которые сейчас уже дергались и таяли, словно намокшие кусочки старого пергамента. Чистая Сила вздернула руку, таща вверх за собой, отрывая куски плоти и поднимаясь над ним. Шок мешал связно думать. Вообще невозможно было думать. Лишь чувствовались гулкие удары сердца о ребра. С каждым вдохом все сильнее и сильнее. С каждым мгновением все быстрее и быстрее. С каждой секундой неистовее и несдержаннее, разворачивая внутренности к чертям.

Как он еще мог что-то чувствовать, дышать и делать... даже осознавать, Аллен не понимал. И не стремился.

Его предала собственная Чистая Сила.

В его организме пробудилось Сердце Чистой Силы. В тот момент, когда Тикки нанес свой удар. Когда сама Чистая Сила залатала дыру в сердце, наверное, в тот момент она и свила себе кокон, возрождаясь. Рождение Сердца, когда экзорцист при смерти. Рождение Сердца в сердце.

Очередная дань дьяволу? Или условие бога?

А может, бог — это и есть дьявол? Ведь у всего на земле есть две стороны. У людей, зверей, явлений, вещей... А ведь бог создал все по своему образу и подобию, значит... Значит, так оно и есть. Они сражались за то, чтобы в конце концов умереть за красивую ложь в удобной обертке?

— ...несправедливо... — засмеялся Уолкер, чувствуя, как в развороченных легких булькает кровь, а из носа и рта стекает кровь с каждым тяжелым вдохом.

Перед глазами все еще стояла картинка, запечатленная в памяти, но не желавшая обрабатываться и уходить. Не желала меняться на что-то другое.

Его Чистая Сила в руке взорвалась — он все еще чувствовал ее частички на коже, — осыпаясь красивыми светящимися пылинками. Он помнил это еще с того раза, когда при нем Тикки уничтожил Чистую Силу Сумана. Он помнил, как всё то, за что он боролся тогда — исчезло с одним сжатием ладони и быстро вспышкой света. А теперь все повторилось. Сама Чистая Сила уничтожала тех, кто уничтожал ее. Убивала тех, кто был с ней заодно. Истребляла тех, кто оказывался рядом.

Сама сокрушала веру в себя.

Внезапно. Резко. Грубо. Без попытки спастись. Без права на жизнь. Словно она мстила за то, что с ней делали все эти века. Что ее использовали. Что ее ранили, уничтожая частицы. Что ее заставляли убивать. Что ее не спрашивали, а принуждали. И проснувшись, она с последними силами стирала само воспоминание о себе.

Аллен попытался подняться. Хриплый булькающий кашель прожег горло. Он склонился и его вырвало. Желчь вперемешку с кровавыми сгустками, а мутный взгляд упал на собственное тело.

Теперь уже нет Чистой Силы, которая его залатает. Теперь уже нет и врачей, которые могли бы поставить его на ноги. Теперь уже нет ничего и никого.

Он будет лежать здесь, на поле боя, на обломках когда-то сильнейшего Черного Ордена, рядом со своим побежденным врагом. И ждать своей кончины. Ждать смерти как дара. Как подношения небес. Как жалкой и бессодержательной шутки бога. Как насмешки жизни. Как ощущения и исполнения единственного желания.

И не было разочарования. Не было жалости. Не было абсолютно ничего. Только пустота. Утягивающая куда-то вниз, к самому дну сознания. Хотелось закрыть глаза и заснуть, не просыпаясь. Он ведь сделал в этой жизни все, что мог. Сделал, пожертвовав собой. Но, похоже, больше это никому не нужно. Его даже не будут помнить. И не надо.

Боль пронзила грудную клетку. В ноздрях был запах крови и спекшихся внутренностей, сводивших с ума своей вонью. Голова кружилась, перед глазами все плыло. И никакой возможности подняться, пошевелить рукой, достать из ноги этот острый кусок огромного гвоздя, пробившей кость и мешавшей нормально улечься, чтобы, наконец, умереть.

Где-то далеко были еще слышны звуки битвы. Наверное, Сердце Чистой Силы собирало свои оставшиеся кусочки.

Аллен помнил, как Сердце выскочило из груди, словно давно стремилось покинуть свое яйцо, свою оболочку, в которой родилось. Он помнил, как упал на обломки разрушенного Ковчега, глядя, как Граф победно улыбается, еще не представляя, что произошло. Наверное, он так и не понял, потому что Сердце срикошетило ото лба Графа и устремилось вверх. Возможно, по этой причине тело Графа сейчас выглядело не столь приятно.

Да он и сам сейчас не слишком хорошо выглядит.

Наверное, Аллен был благодарен Чистой Силе в некоторой степени за то, что друзья его были уже мертвы. Никто не будет его оплакивать. Никто не будет его звать назад. И он умрет, зная, что больше никогда не вернется сюда. Где все войны слишком бессмысленны и похожи на жертвенный алтарь, доказывая тому, кто находится над всеми свою преданность и послушание. Не через молитвы и посты, а таким садистским и кровавым способом.

Аллен помнил, как Чистая Сила сразила одним ударом Хевласку. Она пыталась сопротивляться, но ее тело изнутри разорвали частицы Чистой Силы. Они взорвались в ней с такой силой, что стены Черного Ордена не выдержали и обрушились под натиском ударной волны. Вот ее крик, Хевласки, слышали все.

Но никто не мог ничем помочь.

А потом еще был Линк, которого скрутило собственными печатями плотным коконом, подобно египетской мумии, и были слышны его слабые мямлящие крики при попытке освободиться. Он задохнулся. После его тело еще слабо дергалось — остатки электрических импульсов мозга, но сам он был уже мертв.

Аллен видел, как Чистая Сила сметала всех тех, с кем он раньше встречался в столовой, в медпункте, в переходах, в исследовательских лабораториях... Все они были мертвы.

— ...вот же... — совсем тихо прошептал Аллен, не имея возможности почесать прошитую гвоздем зудящую ногу.

Но он уже чувствовал, что мучиться ему осталось совсем немного. Еще совсем немного этих адских страданий, и он умрет. Потерпеть совсем чуточку, несколько вдохов, несколько ударов сердца. Точнее, того, что от него осталось...

А перед глазами уже было другое видение.

Как генерала Кросса убивает Мария, поющая ему мелодию колыбельной. Интимно, обвивая руками за плечи, склоняясь к самой его шее, чуть касаясь повязкой-бабочкой кожи, чуть смахивая яркие волосы с его лица и шепча в самое ухо слова. Они проникают в само сознание, и нет возможности оторваться. Он видел, как Кросс пытался воспротивиться ее голосу, но слова эффектно были услышаны и уже лишали воли. Его учитель блаженно улыбался, слушая и слушая слова молитвы, напеваемые Марией. А потом он наставил на нее дуло, из последних сил сдерживая выскальзывающий пистолет, который хотел стать точно к его виску, и выстрелил в нее, рассмеявшись подобно сумасшедшему. Смех был безумным, истерическим. К нему хотелось присоединиться и в унисон издавать короткие звуки, под аккомпанемент взрывов и рева битвы вокруг.

Кросс умер от рук Марии — она успела его задушить. Но Аллен помнил победную улыбку на лице учителя — с долей ехидцы и превосходства. Потом был генерал Тидол, чья Чистая Сила запечатала своего носителя в куске стекла, сотворив могилу и одновременно картину, тут же разбившуюся на миллионы разноцветных осколков.

И помнил Мари, который слышал всё то, что творилось вокруг. Он все еще сжимал в руках прах Миранды, и слушал. Слушал беснующуюся Чистую Силу, крики людей, саму Чистую Силу, словно заглядывая в само ее сердце и желая понять.

Мари Сердце так и не тронуло. По какой причине — Аллен не знал. Не мог понять. Даже не представлял. И не хотел. Значит, так и надо было.

Потом Аллен увидел Мечту Ноя, чья голова взорвалась, едва Чистая Сила к ней прикоснулась. Пронзительный детский крик, пробравший до костей своим безысходным воплем. Он видел, как Удовольствие и Желание Ноя сливаются воедино, воплощая в себе саму Страсть Ноев к убийствам и жертвам, и разрывают на части не только Узы Ноя, раскидывая во все стороны куски плоти, разбрызгивая капли крови, но и уничтожают остальных членов Семьи. Без возможности спастись. Без единого шанса противостоять. Без каких-либо попыток избежать прямого попадания и касания обжигающего дыхания самой смерти, освободившейся и развлекающейся с окружающими, словно с забавными и послушными игрушками.

Аллен чувствовал в Удовольствии и Желании Ноя влечение к разрушению, которое пробудило Сердце, вытащив на поверхность все самое темное, страшное и жуткое, и давая волю к действиям, убрав все ограничители и рамки.

А потом она уничтожила и их. Скомкав, словно тряпичных кукол. Он помнил, с каким пренебрежением она отбросила их куски и устремилась дальше.

— ...ненавижу... — прошептал Аллен, уже проваливаясь в темноту, и чувствуя, как капли крови стекают в его сломанную ладонь. Кости выпирали насквозь, сверкая своей белизной, казавшейся такой пошлой на фоне темной кожи, украшенной засыхающей коркой крови. Пошлая белизна. Пошлая невинность. Неестественный чистый цвет на кроваво-черном поле бойни.

Голова дернулась, взорвавшись болью. Из тела вырвался рвотный спазм, легкие расширились от хриплого вдоха, проталкивая остатки воздуха сквозь засохшую кровь, и...

И его сознание покинуло Сердце Чистой Силы, выкидывая Аллена обратно на то место, где он все еще находился, возвращая в тело уже полностью, и словно даря последние мучительные минуты страданий для разбитой вдребезги загубленной жизни, до которой ей не было никакого дела, лишь подарила прощальный подарок.

И исчезла.

Просто исчезла, словно ее никогда и не было.

И вместе с ней исчез Аллен.

@темы: Фанфикшен, R, D. Gray-man

URL
   

Коробочка с текстами

главная